Приятно познакомиться, новая инквизиция

Молодая женщина, всю жизнь мечтавшая о ребенке, наконец забеременела. Радости и счастью не было предела, и, казалось, жизнь, такая светлая, счастливая, наполненная восторгом материнства совсем близко. Но случилось несчастье, — ребенок родился слабым и увечным, прожил несколько часов и ушел на небо. Потерянная и убитая горем мать так и не смогла отойти от удара. Прошел день, неделя, месяц…
Но боль так и не отпускала ее. Чтобы как-то отгородиться от тяжелых мыслей женщина выходила на улицу и бродила по городу, наблюдая за людьми, спешащими по делам, первоклашками, бегущими на занятия, молодыми мамами с колясками.
Все это еще больше раздирало израненное сердце… И вот однажды, во время таких скитаний женщина набрела на небольшую церквушку, стоящую вдалеке от проезжей части.
Сложно сказать, что произошло в тот момент, но измученная душа потянулась к Богу.
Женщина робко приблизилась к деревянным воротам, неумело, как могла, перекрестилась и зашла внутрь. Миновав притвор, она очутилась в широком зале.
На стенах иконы, тишина, горят свечи.
Людей оказалось немного: пара старушек да она…
Шатаясь, женщина подошла к иконе Божьей Матери. Почерневший лик, кисти Византийских мастеров был так строг и величествен, что в благоговейном трепете женщина упала пред ним на колени.
Матерь Божья, — взмолилась она мысленно. — Ты же тоже мать! И ты потеряла своего сына!Так почему же ты отняла у меня моего Ильюшеньку? — и разрыдалась…
И тут же кто-то грубо схватил ее за плечо.

Рядом оказалась одна из прихожанок, старуха лет семидесяти… А далее состоялся следующий монолог:
«Ты чего развалилась здесь? А ну, встань живо! От Пасхи до Троицы не положено! И вообще — ты почему в джинсах пришла, да еще перед Богородицей не посрамилась показаться. Хоть бы платок надела…Совсем стыд потеряли…»
Женщина вскочила и в ужасе убежала из церкви. Больше церковь она не посещала.
А старуха все ворчала и ворчала о нравах и бесстыдстве современной молодежи…

История печальна, показательна, и, увы, совсем не нова.
Так или иначе, с новыми действующими лицами ли, или с новыми жизненными ситуациями, но она повторяется вновь и вновь.
Как часто человек, приходящий в церковь, синагогу, мечеть или мандир стремится найти там успокоение, принятие, ответы на свои вопросы и, разумеется, Бога, но вместо этого натыкается на грубость, хамство и высокомерие «опытных» последователей?
Когда же душевную черствость и безразличие проявляют не только прихожане по отношению к друг другу, но и лица, имеющие духовный сан, — это вдвойне прискорбно, ведь в большинстве случае не от хорошей жизни приходит к религии обычный человек. Чаще всего искать Бога его подталкивают пережитые скорби, лишения и кризис жизненных ценностей…
Мир полон трагедий.
И тысячи людей, ищущих спасения, перегорают из-за грубости и невежества тех, кто призван был помогать и мог бы помочь.

И, в связи с этим, хотелось бы поговорить о таком явлении, как современная инквизиция, а также о ее частной форме, назовем которую «религиозным полицайством».
Если средневековый инквизитор расправлялся с инакомыслящими с помощью пыток и казней, то современный инквизитор действует более цивилизованными с точки зрения закона, но, увы, не нравственности, методами: осуждающими статьями, книгами, проповедями и лекциями.
Это авторитет, имеющий свою собственную паству — религиозных полицаев всевозможных мастей и возрастов, которые следуют за ним с верностью цепных собак и с лютой яростью набрасываются на любого неугодного.
Кто такие полицаи?
Вспомним историю:
Полицаями презрительно называли тех, кто во время Великой Отечественной войны во временно оккупированных районах служил в фашистской полиции.
Фашистские полицаи устанавливали жесточайшую диктатуру на доверенных им территориях, устраивали показательные расправы над несогласными с нацистским режимом, внимательно следили за любыми проявлениями инакомыслия, чтобы подавить сопротивление режиму в зачатке.
Аналогичным образом действуют и религиозные полицаи. У них так же есть своя территория в ментальном пространстве в виде определенной идеологии, которую они любыми способами стремятся защитить и расширить. Для этого духовные полицаи внимательно следят за всеми, чье мнение расходится с проводимой ими политикой, собирают на них компроматы, досье, документы и свидетельства, чтобы потом устроить акт общественного порицания.
И если главным мотивом действий фашистского полицая являлось достижение материального благополучия, то мотивы духовного полицая лежат в нематериальной сфере: завоевание авторитета, удовлетворение своего эго, стремление выглядеть значимым человеком за счет унижения других и, конечно же, раболепное желание выслужиться перед хозяином-инквизитором.
Сам же Хозяин, при этом, относится к своему подчиненному лишь как к инструменту достижения своих целей. Не более того.

Все, чего инквизитор желает — это почитание, восторженное к себе отношение и духовное учительство.  Тем самым, такой человек ставит свое самолюбие выше потребностей и чувств  окружающих его людей.
Современному инквизитору не важно, что чувствуют люди рядом с ним, ему не важно, о чем они думают, чего желают и что ищут. Ему даже не интересно, интересует ли этих людей его мнение вообще, нужны ли им его советы, проповеди или нравоучения… Он желает быть учителем, а всех остальных видит лишь дополнением себя, своими учениками.
Современный инквизитор даже не отдает себе отчета в том, что всеми своими действиями: от навязчивого миссионерства до долгих, насыщенных религиозными терминами проповедей; от непрошеных советов до маниакального поиска бесноватых в своем окружении, — он приносит миру чудовищный, непоправимый вред.
Как от чумы или проказы бегут от такого человека новоприходящие духовноищущие, как сторонятся его люди, как воротит от религии тех, кто «имел честь» столкнуться с инквизитором и слушать его нравоучения и наставления! А эти вечные поиски одержимых и врагов человечества…
Поистине, золотая жила для демонстрации своего интеллекта и дара распознания!
Фашистский полицай служил врагам Отчизны, инквизитор же и религиозный полицай, сами того не осознавая, служат врагам Мира сего.
О, сколько людей отвратилось от Бога, благодаря ученым мудрствованиям, навязчивым советам, бестактности, скандалам, истеричному максимализму и охоте на ведьм…
Сколько духовно ищущих погрузилось в болото взаимной ненависти и нетерпимости, благодаря темным огням таких «учителей» и «проповедников»!.. А сколько инквизиторских мантий в высших эшелонах не только религиозной, но и светской власти!…
Поистине, старательнейшие из работников темной ложи, обратитесь к своим хозяевам, за такую усердную работу против мира и любви вам положены золотые медали и орешки в сахаре!…
О вас говорил Апостол Павел в своем послании:
«Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом,
и знаешь волю Его , и разумеешь лучшее, научаясь из закона,
и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме,
наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины:
как же ты, уча другого, не учишь себя самого?
Проповедуя не красть, — крадешь? говоря: «не прелюбодействуй «, — прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, — святотатствуешь?
Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога?»
Как же много среди «духовных» последователей тех, кого впору назвать книжниками и фарисеями, говорящих о Боге, но Бога в сердце не имеющих?
Так чем же отличается современный инквизитор от настоящего праведника, Учителя или подвижника?
Ответ прост: количеством Любви. И эта Любовь красноречивее всех слов мира.
— Инквизитор осуждает других, подвижник говорит о том, как стать лучше и чище.
— Инквизитор полон ненависти и нетерпимости, подвижник — милосердия и сострадания.
— Инквизитор клеймит позором «нечестивцев», подвижник дарит надежду на спасением всем.
— Инквизитор, осуждая людей, забывает о Боге, подвижник же видит божественную искру в каждом человеке.
— Инквизитор пылает ненавистью и нетерпением, подвижник торжествен и спокоен.
— Инквизитор не брезгует низостью, подвижник не потерпит низости даже во имя торжества мнимой справедливости… Так как знает, что храм не строится на грязи скандалов, интриганства и взаимных оскорблений.
Любящий Бога любит и творения его, он знает, что любые слова не важнее того, что за ними, и что не всегда нужны наставления и лекции.
Иногда, человека достаточно взять за руку, иногда обнять, иногда просто поддержать, без советов, лекций и нравоучений.
Ни одно мелкое, тщедушное желание показаться умным и значимым в глазах другого человека не стоит того отвращения, которое вызывает самолюбивый, напыщенный оратор…
Инквизитор может прикрывать свое невежество красивой идеей. Дескать, он наставляет людей на путь истинный, открывает им глаза на мир, обличает врагов…
Но смрад мелочности, ханжества и высокомерия выдает его как запах лука.
То, с какой жадностью он накидывается на новоприходящих и имеющих мнение, отличное от его собственного — поистине, пиранья во плоти, а не человек! А с какой яростью он изливает оскорбления на головы несогласным, не гнушаясь переходом на личности и словесным изуверством!
Вот только, что стоит за начищенным до блеска щитом? Уж не гниль ли самолюбия и эгоизма, нетерпимость ли и отсутствие любви к Богу?
Так кому же служит этот игрушечный доспех и почему разрушается под первым же ударом?
Почему и инквизитор и полицай равно выходят из себя при первом же неудобном вопросе и слове, оброненном мимоходом, не имеют ни любви, ни жалости, ни терпения? И почему тут же начинают сыпать ругательствами, проклятиями и оскорблениями?

К сожалению, подобный типаж далеко не редкость даже в Рериховском Движении, казалось бы, провозглашающем идеи Красоты и Культуры.
Так же, как и многие черные колдуны Индии, путем длительных изнуряющих практик приобрели силы воздействовать на людей не физически, но ментально, так и многие приходящие к Теософии и Агни Йоге, изначально делали акцент на получение практических знаний, а не на развитие Сердца, и, как следствие – сад душевной черствости, самолюбия и эгоцентризма был взращен с любовью.
К слову, это бич современного общества.
Мы имеем миллионы интеллектуально и физически развитых духовных мертвецов, без намека на человечность и уважение к окружающим.
Свое мнение для них является не просто доминирующим, но единственно верным, а любой несогласный приравнивается к врагу, с которым необходимо бороться до последней капли крови. И в этой борьбе все средства хороши: клевета, интриги, скандалы, подлоги, доносы, кляузы, сплетни… Не говоря уже о тоннах словесных нечистот изливаемых без разбора на женщин и детей, на живых и умерших.
Так, человек, считающий себя продвинутым духовным последователем Учения позволяет себе разражаться проклятиями и злорадством на смерть своего недруга.
Поистине, вот он «достойный» пример религиозного полицайства!
Или, иной, когда мужчина, гордо называющий себя теософом, сыплющий щедро горстями теософские термины, без зазрения совести втаптывает в грязь культ Женского Начала, оскорбляя и понося Женщин, клеймя окружающих «воинственной безграмотностью» и делает целью своей жизни поиски компроматов на недругов, скандалы и сплетни, уподобляясь рыночным торговцам.
Еще один мелкий полицай, так не дослужившийся до звания инквизитора…
О! Примени эти люди хотя бы каплю того энтузиазма, с которым они вредят миру на самосовершенствование, сколько новых подвижников бы получило пространство!
Но отступать от ущемленного эгоизма и внутренних демонов трудно. А для некоторых невозможно в принципе: слишком уж сладко чувство отупляющей нетерпимости и злобы, слишком приятно туманит создание и щекочет нервы.. Да и как упустить повод почувствовать себя значимым? И тем больше Моська лает на слона, чем больше мосек на нее смотрят.
Недостаток событий и жизненной реализации сполна компенсируется волнами желчи за потерянные возможности и священными войнами.
Именно поэтому развитие Сердца, а как следствие, милосердия, доброты и сострадания, для таких людей отходит на задний план, как что-то вовсе необязательное, а в некотором смысле и вредное.
В суровое время нужны суровые методы, — заявляют полицаи и инквизиторы, повторяя строки Учителей с задором попугаев, и, забывая, что суровость – не значит ненависть, злоба, мстительность и безнаказанное хамство.
Сложно представить, что бы кто-то из Владык сражался на поле боя, сопровождая свои действия руганью, сквернословием, оскорблениями и злорадством, чтобы наносил удары с ненавистью и наслаждением от причиняемой боли.
Даже к самым низшим темным колдунам Владыки относились с любовью, и удар наносился с состраданием.
Поистине, как невежественно и ничтожно звучат оправдания современных «духовных» вояк из разряда: «в книгах Агни Йоги слово «война» встречается чаще, чем «мир, а значит нам заповедовали воевать» или «Елена Петровна Блаватская бывала груба и отталкивала некоторых людей, значит, и нам можно».
Йога Огня призывает воевать с тьмой. Но не стоит ли начать с тьмы внутри себя? И где это видано, чтобы зло побеждалось злом, а подлость подлостью?
Как человек, захлестываемый эмоциями ненависти, обиды, ущемленного самолюбия и агрессии сможет победить Тьму, если он уже сам априори лежит побежденным под лапой своего же Демона?
Сложно рассмотреть тьму в собственном зрачке, гораздо легче найти ее в других, особенно в инакомыслящих. И как же удобно увидеть служителя темных сил в своем оппоненте… А когда нашел, травить его без жалости и сострадания, не гнушаясь ничем: унижая, переходя на личности, клевеща, клепая доносы, копаясь в его грязном белье …
Так когда же мы поймем, что все войны, склоки и ссоры есть ни что иное как происки тьмы, направленные на разъединение.
Как нелепо, когда один славянский Иван обвиняет во всех своих несчастьях другого славянского Ивана, а тем временем, на иной ступени власти сытый кукловод потирает руки; когда талантливый человек из группы про-МЦР обвиняет в пособничестве тьме другого деятельного и талантливого человека из группы анти-МЦР, когда мир разделяется на тьму и свет, но мерилом становятся не духовные качества, а принадлежность к тому или иному политическому течению или организации, тогда и наступает деградация общества, и Тьма торжествует, радуясь, как ловко смогла столкнуть тех, кто могли быть и были братьями и сестрами.
Что хочется сказать…
Современный инквизитор – это мерзкий демон, живущий в каждом из нас.
У одних – это маленький злобный полицай, эдакой подхалим на побегушках у более сильного, у других — это Великий Инквизитор, увешанный орденами, крестами и медалями…
Но и в том, и в другом случае наличие его  является символом эгоизма, внутренней грязи и выпестованной любви к себе.
Так не пора ли вспомнить о Сердце?
Не пора ли отступить от своего самолюбия, переступить через него, чтобы идти дальше, выше?
Любовь, Милосердие, Сострадание – не просто красивые слова, но Сила, величайшая из существующих. Сила освобождающая и окрыляющая.
И тот, кто действительно хочет выиграть войну с тьмой, должен начать прежде всего с себя.

Пока каждый не увидит в себе проявление низших качеств, пока сам не уличит себя в злобе, ненависти, хамскому отношению к людям и отсутствию любви к Богу, — мир не станет лучше. Мир не сдвинется с мертвой точки.

Сейчас, когда события ускорились, когда токи так напряжены, а Сотрудники Братства работают не покладая рук, позволительно ли нам оставаться на уровне развития осатаневших животных, занятых дележками территорий? Пока Владыки удерживают этот мир от падения в бездну, имеем ли мы право продолжать  рвать глотки друг другу, упиваясь чувством собственного превосходства и оправдывая свое жестокосердие высшей целью?
Лишь тогда, когда внутренний свет загорится ярко, окружающее невежество опадет хлопьями не только с себя, но и с окружающих. Лишь очистившись сами мы сможем очистить других.
«Спасись сам — и вокруг тебя спасутся тысячи!» — как мудро замечал Серафим Саровский.
Так начнем же изменения прямо сейчас!
И да прибудет с нами Сердце!

RSS Активные темы форума

  • Произошла ошибка; возможно, лента недоступна. Повторите попытку позже.